где лучше скачать шаблоны joomla

Открытие источников Железноводска

В Железноводске
Оформление

Лишь иногда упоминали горцы из окрестных аулов о роднике на склоне горы Железной. Услышанное повторяли казаки, егеря из гарнизона Константиногорской крепости и первые жители крепостной слободки. Человеку приезжему нелегко было разобраться в этих слухах, тем паче, что никто из говоривших этих ключей и в глаза не видел.


Но этот приезжий был особенно настойчив. Снова и снова расспрашивал он местных жителей, получая каждый раз противоречивые сведения: то ему говорили, что источник находится на склоне Бештау, то оказывалось, что бьет он на соседней горе. А то и вовсе на отдаленной возвышенности. Его называли то горячим, то холодным, то единственным, то одним из нескольких, вытекающих по соседству.

Приезжего этого звали Федор Петрович Гааз. Родился и вырос он в Германии, но уже многие годы жил в Москве, занимаясь врачеванием. Прославился этот доктор своим бескорыстием, добротой, заботами о бедном люде. И еще правилом, которому следовал всегда и везде: «Спешите делать добро!» Многим помог «святой доктор», как его называли москвичи. А вот себя самого вылечить не сумел, и пришлось ему ехать за здоровьем на Воды. Но деятельная натура и здесь не позволила проводить время в праздности. Видя, как нужны людям целебные воды, все свободные от лечения часы Федор Петрович проводил в поисках, неутомимо шагая по окрестностям курортов.

Увы, таинственные ключи Бештовой горы никак не давались ему. Трижды углублялся доктор в сумрак леса, окружавшего Бештау и ближние к ней горы. Подолгу блуждал там, веря, что вот-вот зажурчит перед ним желанная струя. Но каждый раз ему приходилось возвращаться ни с чем. Завеса тайны охраняла источник «живой воды» не хуже лесной глухомани.

Кто знает, может быть, эти воды так и оставались бы в безвестности еще долгое время, если бы не познакомился Федор Петрович с человеком удивительной судьбы. Это был горец, представитель княжеского рода, в юности посланный в Россию для получения образования. Он долго жил в Петербурге, был допущен ко двору. Потом участвовал в русско-турецкой войне, отличился при взятии Очакова и Измаила, получил за это Георгиевский крест. Но при всем том оставался истинным сыном гор, не позабывшим родных мест. Вернувшись на Кавказ, он основал аул у подножия Бештау, где и поселился.

Ему ли, с младых лет путешествовавшему по окрестным горам, было не знать о таинственном ключе! Но почему он так любезно согласился проводить доктора к источнику? Ведь в большинстве случаев, местные жители, напротив, скрывали от чужаков известные им целебные ключи, дабы те не потревожили покой заповедных мест.

Но князь думал иначе. Будучи просвещенным человеком, он понимал, скольким людям источники могут принести исцеление, и потому согласился показать доктору то, что тот безнадежно искал столько времени. Вместе они прошли долгий путь вокруг Бештау, потом - по густой лесной чаще через глубокие овраги по кручам и бурелому. И вот, наконец, счастливый миг. «Я сразу же определил по вкусу и виду небольшой железистый источник, что пересекал наш путь, - вспоминал потом Гааз. – В нескольких шагах от него находился большой, отличавшийся расположенным перед ним холмом цвета железистой охры…»

Так состоялось открытие целебных ключей горы Железной, положившее начало истории курорта. За это мы должны быть благодарны доктору-филантропу и кабардинскому князю, которого звали Измаил-бей. Имя это вскоре стало известно читающей России благодаря поэме М.Ю. Лермонтова, чье внимание привлекла судьба необычного горца.